Ниеле Васильевене, Мишаткина Татьяна Викторовна

Зарубежный опыт

Сегодня, если человек не обладает идеей фикс, что ему необходимо самореализоваться в науке, то никаких других стимулирующих возможностей у него нет.



Нам в Литве очень понятны и близки кадровые проблемы российской высшей школы. Из маленькой Литвы с населением 3 миллиона человек уже уехало полмиллиона молодежи. Талантливые молодые кадры уезжают – это стало устойчивой тенденцией. Им смешны уже наши – профессорские – зарплаты. Государство создает искусственные программы по возвращению молодежи, но саму систему не реформирует. Ничего не делается для уже давно работающих кадров.
Сегодня, если человек не обладает идеей фикс, что ему необходимо самореализоваться в науке, то никаких других стимулирующих возможностей у него нет. Моральная мотивация отсутствует, и даже более того: неудобно стало говорить, что ты работаешь в вузе. Ты можешь иметь какие-либо личные достижения, но если ты работаешь там, значит, ты согласен на такую низкую заработную плату, так ты себя оцениваешь. Либо ты просто такой странный, либо ты нигде более не смог реализовать себя. Авторитет научной сферы неуклонно снижается, такое впечатление, что само общество не заинтересовано в ней.
Если говорить о современных требованиях к преподавателю, то, на мой взгляд, он должен быть прежде всего профессионалом. Это тот критерий профессионализма, который инкорпорирует в себе необходимые профессии моральные качества. Среди них основной – критерий честности, единства слова и дела. Если я пропагандирую какие-то ценности и моральные принципы, то я неуклонно должна соответствовать им на практике. Все чаще в вузах можно наблюдать это расхождение должного и сущего.
Что касается совместительской работы преподавателей, то в вузе она помогает вести многие теоретические курсы. Они получаются более интегрированными. Например, если приглашать специалистов из практики читать профессиональную этику, то она получается более сильной. Сама сравниваю: если я – теоретик – читаю этику, то для студентов это, прежде всего, философия и они могут отнестись к ней несерьезно. Но если мои слова подтверждает специалист из практики – это лучший вариант модели преподавания.

Ниеле Васильевене,
доктор гуманитарных наук, старший научный сотрудник Вильнюсского университета,
руководитель Центра прикладной (деловой) этики


Важный критерий преподавателя - его способность переводить "с русского на русский" - умение излагать простым языком сложные научные истины.

На мой взгляд, важная вузовская проблема - отсутствие демократизма, уважения к педагогическим кадрам. Отказ от сознания того, что педагоги являются творческими, ищущими специалистами. Требование, в первую очередь, не результата, а дисциплины и послушания. Хуже всего, что это создает атмосферу, в которой студенты - будущие специалисты - приучаются не к творческому поиску, а к тупому исполнению.
Если говорить о вопросах стимулирования педагогов, то существующую систему премий следовало бы сделать более реальной и эффективной. Но можно и нужно стимулировать морально! Я уверена, что атмосфера творчества и взаимоуважения стимулирует такую заинтересованность, на какую не способна любая материальная выгода.
При приеме на работу в вуз, важно удостовериться в том, что преподаватель любит именно преподавательскую работу, то есть любит работать с людьми. Не должно быть педагогической усталости, раздражения, брюзжания, а радость от того, что ты их видишь, общаешься с ними. Этот критерий - один из основных, ведь если ученый работает в вузе, то весьма важно, как он устанавливает контакт с людьми. В своем университете я довольно часто сталкивалась с людьми, которые с прохладцей относятся к научной работе, но при этом они - прекрасные педагоги.
На основании моего опыта и работы с преподавателями, которым я читаю "Педагогическую этику", я могу выделить еще один важный критерий преподавателя. Это его способность переводить "с русского на русский" - умение излагать простым языком сложные научные истины. Причем форма подачи материала должна быть интригующей, вызывать у студента любопытство. Как источники философии у Кьеркегора - "сомнение, удивление, вопрошание". Важно вот это провоцирование студентов, чтобы они сомневались в твоих словах, задавали вопросы, размышляли.
Немаловажна способность к учению, передаче знания. Здесь работает триединство: "селекция, консервация, трансляция". Селекция состоит в том, что именно на преподавателе лежит необходимость отбора того минимума или максимума знания, которое надо передать. Это огромная моральная обязанность, потому что есть риск упустить то важное, что навсегда может уйти из этого поколения. Эта функция вызвана все более расширяющимся объемом знания, неспособностью передать его полностью. Затем идет "консервация" - в хорошем смысле этого слова - сохранение истинного, необходимого знания и трансляция его.
Кроме образовательной функции, для преподавателя важна функция мировоззренчески - формирующая. Несмотря на то, что к нам приходят уже взрослые люди, мы продолжаем оказывать на них влияние. Отношение к специальности, профессиональная добросовестность, горение - все это формируется в вузе. Поэтому вузовский преподаватель, на мой взгляд, должен быть таким же воспитателем, а может даже и большим, чем воспитатель в школе. Там перед вами дети - tabula rasa, а здесь - взрослые и их еще надо убедить.
Важный критерий для преподавателя - научная работа. Преподаватель в вузе - это, все-таки, ученый, который должен позаботиться о развитии собственной науки. Здесь проявляется и воспитательный эффект: студент должен видеть, что научное знание не является суммой застывших истин, что их педагог развивает эти истины у них на глазах.
Я не знаю, как обстоят дела с подготовкой научно-педагогических кадров в России, но у нас в Беларуси количество высококвалифицированных научно-педагогических кадров неуклонно снижается. Молодежь слабо идет в науку, предпочитая более прибыльные профессии. Конечно, необходимо обеспечить их материальную заинтересованность и показать возможность карьерного роста. Материальная сторона важна, потому что это тот период, когда складываются семьи, проходит обучение в аспирантуре, идет процесс до защиты. Возможность этой защиты, получения должности - должна быть открытой для молодых. У нас в вузе, к сожалению, складывается сложная психологическая ситуация, когда молодым людям, исследователям, не дают защитить диссертацию по формальным признакам, и они очень долго остаются в должности ассистентов.
Что касается совместительства, то я считаю, что оно возможно в любой области, в том числе и в области преподавания. Если преподаватель, конечно, чувствует в себе силы.
Я считаю совершенно неприемлемыми разговоры о том, что совместительство снижает качество труда. Я сейчас, конечно, имею в виду добросовестного специалиста. Я не представляю, что какой-то мой коллега на основном месте выкладывается основательно, а потом идет по месту совмещения - и выглядит там дурачком. Это невозможно. Я же не меняюсь от того, если я перееду от своего вуза на две остановки метро в другой. Мои знания и мои методы остаются при мне. Борьба с совместительством - это убожество мышления. Это отсутствие презумпции невиновности: заранее предполагать, что преподаватель будет работать плохо - поэтому мы не дадим ему возможность реализовываться в другом месте. Хотя преподавателю это может быть интересно и просто необходимо для своего развития. Вся эта борьба - творчество чиновников, засилье бюрократии, которая из соображения якобы стыда и добросовестности ищет применение своих бесконечных сил, начинает выдумывать лишние сдерживающие моменты. Это признак системы - того, на что она ориентирована - на дело, на результат, или исключительно на контроль над ним.

Мишаткина Татьяна Викторовна
доктор философских наук, профессор кафедры философии и гуманитарных наук
национального института высшего образования, Минск, Беларусь

Читайте в этом выпуске